1 февраля 2019 г.

История исцеления: "Крылья для свободы"

Ей около 40.
Последние три года жизнь превратилась в ад.
Любой запах вызывают сильную эмоцию панической атаки.
Даже самый далекий, даже тот, который другие бы и не отметили.
Представьте, вы сидите в своей квартире. По лестничному проему прошла женщина, за которой потянулся шлейф дорогих духов.
И вот этот шлейф запахов проник в вашу квартиру, и этот запах вызывает приступ панической атаки.
Те, кто не раз не переживал приступы агонии панических атак, вряд ли поймут это.
Но а те, кому знакомо это чувство, когда словно земля уходит из-под ног, в висках все начинает стучать, в голове предобморочное состояние, руки холодеют, сердце неистово начинает биться, словно стучит в последний раз...и пронизывающий страх за жизнь .......поймут мой рассказ больше!
Страдания высшего порядка!
Что те страдания, когда не хватает денег на очередную машину, по сравнению со

28 января 2019 г.

Выученная беспомощность или как перейти от слов к действию?

Пятьдесят лет назад американский психолог Мартин Селигман перевернул все представления о нашей свободе воли.
Селигман проводил эксперимент над собаками по схеме условного рефлекса Павлова. Цель — сформировать рефлекс страха на звук сигнала. Если у российского учёного животные по звонку получали мясо, то у американского коллеги — удар током. Чтобы собаки не сбежали раньше времени, их фиксировали в специальной упряжи.
Селигман был уверен, что когда зверей переведут в вольер с низкой перегородкой, они будут сбегать как только услышат сигнал. Ведь живое существо сделает все, чтобы избежать боли, не так ли? Но в новой клетке собаки сидели на полу и скулили. Ни один пес не перепрыгнул легчайшее препятствие — даже не попытался. Когда в те же условия поместили собаку, которая не участвовала в эксперименте, она с легкостью сбежала.
Селигман сделал вывод: когда невозможно контролировать или влиять на неприятные события, развивается сильнейшее чувство беспомощности. В 1976 году ученый получил премию Американской психологической ассоциации за открытие выученной беспомощности.
А что же люди?
Теорию Селигмана много раз проверяли ученые из разных стран.

Отзывы от клиента -это и есть доказательство того дара, который я имею!

Добрый день дорогой мой друг!
Часто приглашаю людей к работе я "читаю" в их глазах недоверие и сомнение.
Кто-то сомневается в моем даре.
Кто-то сомневается в том, что им поможет та работа,
которую я делаю свыше 30 лет.
Кто-то уже живет в  выученной беспомощности.
Вот один из отзывов (хотя их сотни и сотни, смотри их здесь и здесь):



Ирина мне написала на украинском языке, поэтому приношу этот отзыв на языке оригинала,

21 января 2019 г.

Давайте знакомиться!


Добрый день дорогой читатель!
Спасибо тебе за проявленный интерес к моей экспертности.
Я понимаю, что ты пришел на этот сайт не ради меня, но ради себя.
Я опишу тебе свой путь, чтобы ты осознал, как хорошо я тебя понимаю.
Я -мама трех детей.
Старшей дочери-30 лет.
Средней - 24.
Сыну -16 лет.


Итак.
Когда мне было 4 года, бабушка привела меня в храм. Она была верующей женщиной.
В тайне от моего папы, а он был коммунистом, привела меня познакомиться с Богом, которому она доверяла. 
Я , будучи, маленькой девчушкой, поставила две свечи:
1.чтобы люди не болели
2.чтобы люди не умирали
Все последующие годы бабушка рассказывала

9 января 2019 г.

Как работать с Самоосуждением

Как Работать с самоосуждением?


"Рассмотрим такое самоосуждение, как 

«Я - неудачник(ца)».






❓ Прежде всего, обратитесь внутрь с вопросами 1 и 2. 
— 1. Это правда? 
— 2. Могу ли я абсолютно точно знать, что это правда - то, что я неудачник(ца)?
Мой муж или жена могут так говорить, мои родители могут так говорить, и я сама могу так говорить, но могу ли я абсолютно точно знать, что это правда?

3 января 2019 г.

История Анны. Возрождение из праха болезней

Весна подходила к концу, и воздухе уже витало лето, когда в одно ничем не примечательное воскресенье в июне 2007 года жизнь Анны изменилась навсегда.
Застекленные двери гостиной, выходившие в сад, были широко открыты, и тюлевые занавески плавно колыхались на ветру, приносившем в комнату цветочные ароматы. Анна сидела и читала в ярком солнечном свете. Она слышала птичье пение, отдаленный детский смех и игривые всплески воды из соседского бассейна. Двенадцатилетний сын Анны склонился над книгой на диване, а одиннадцатилетняя дочь пела в комнате на втором этаже.
Психотерапевт по образованию, Анна работала менеджером и была членом совета в крупном психиатрическом институте в Амстердаме, ежегодный доход которого превышал 10 миллионов евро. Она частенько по выходным читала профессиональную литературу и в тот день устроилась в своем красном кожаном кресле с журналом по психиатрии. Анна не представляла, что эта комната, которая любому показалась бы образцом домашней идиллии, очень скоро станет средоточием кошмара.
Анна почувствовала легкий дискомфорт, мешавший ей сосредоточиться на чтении статьи. Она отложила журнал и внезапно подумала: куда же запропастился муж? Он ушел из дома ранним утром, когда она принимала душ. Ничего не сказав ей, он просто-напросто исчез. Дети сказали, что папа попрощался с ними и обнял по очереди, а затем ушел. Анна звонила ему на мобильник много раз, но он не отвечал. Она попробовала еще раз – опять без ответа. Что-то было явно не в порядке.
В 15:30 зазвонил дверной колокольчик, и Анна, открыв дверь, увидела на пороге двух полисменов.
– Вы Пожарская? – спросил один из них.
Получив утвердительный ответ, полисмены попросили разрешения войти в дом для разговора. Озадаченная и смущенная, она впустила их. И они сообщили ей новость: тем утром ее муж спрыгнул с крыши одного из самых высоких небоскребов города. Неудивительно, что он не выжил. Анна и двое ее детей сидели в шоке и не могли поверить в случившееся.
Дыхание у Анны перехватило, и она стала судорожно хватать ртом воздух и дрожать всем телом. В тот момент время словно застыло. Пока ее дети сидели, скованные шоком, Анна ради них пыталась скрыть свою боль и потрясение. Внезапно ей словно иглой пронзило голову, и в тот же миг она почувствовала глубокую тянущую боль в животе. Ее шея и плечи окостенели, пока разум лихорадочно метался между мыслями. Гормоны стресса подчинили ее. Анна находилась в режиме выживания.