5 апреля 2015 г.

Как развиваются наши «я», которые и вызывают противоречивые чувства


У всех нас в тот или иной момент появляются противоречивые чувства. Чем выше эмоциональная нагрузка, тем большее количество разнообразных ощущений вызовет та или иная ситуация. Возьмем, к примеру, женщину, чей единственный ребенок уходит из дома. С одной стороны, присутствует облегчение: «Скорее бы она ушла. Я очень хочу, чтобы дом остался в моем распоряжении». С другой стороны, одолевает чувство утраты: «Хочу, чтобы она не уходила. Хочу, чтобы она осталась и всегда была со мной. Она такая веселая». Или мужчина, которому предложили высокий пост: одна часть его психики «прыгает от радости» и с нетерпением ждет повышения, власти и удовлетворенности, которые даст новое положение, тогда как другая часть сожалеет о потере чувства товарищества, которую неизбежно влечет за собой карьерный рост.
Как развиваются наши «я»? Новорожденный младенец — уникальное существо, которое входит в мир со своей генетической структурой, определяющей его психологию (а отчасти и поведение), и с особым качеством «бытия», характерным для младенца. Мы называем
это качество бытия «психическим оттиском» младенца, в своей уникальности подобным отпечаткам пальцев. Любая женщина, имеющая больше одного ребенка, знает, каким разным рос каждый, даже находясь в утробе. После рождения разница становится еще заметнее.
Новорожденный младенец совсем беззащитен, уязвим и в своем выживании полностью зависим от мира взрослых. Тем не менее наряду с уникальным психическим оттиском ребенок обладает потенциалом для развития бесконечного множества энергетических моделей, или «я». Сумма этих моделей и составляет

индивидуальную личность. В младенческий период жизни начинается развитие нашей личности и «бронирование» нашей уязвимости.
Младенец узнает, что во избежание неприятностей он должен установить некоторую степень контроля над окружением. Развитие контроля и является реальной эволюцией личности. Чем сильнее личность, тем дальше уходит ребенок от уязвимости, от своего изначального психического оттиска. Он теряет контакт со своей сутью по мере того, как учится быть сильным.
Как происходит этот процесс? Как ребенок становится сильнее? Например, ребенок узнает, что мать счастлива, когда малыш улыбается. Теперь малышу может понравиться улыбаться, но вскоре над радостью будет преобладать знание, что улыбка приводит к определенным последствиям. Аналогичным образом посещение туалета начинает отождествляться с системой наград и наказаний, связанных с актами мочеиспускания и дефекации. Это же касается и агрессии — она поощряется в качестве действия, пригодного для управления окружающим миром, либо квалифицируется как асоциальное поведение.
Порой ребенок пытается установить контроль над окружением, уходя в мир собственных фантазий. Тогда «сны наяву» могут стать ключевым фактором в формировании личности. Мальчик, чьи родители развелись, представлял себя в подводной лодке, находящейся на большой глубине. В поисках душевного комфорта он все больше времени проводил в этой воображаемой субмарине. Объективно говоря, мальчик явно уходил от боли. С другой стороны, он нашел способ справиться со своей уязвимостью. Еще пример: ребенок понял, что успешная учеба в школе была ключом к контролю над окружением и защите своих ранимых «я». Исходя из этого, он стал развивать свои жизненные
амбиции и те черты характера, которые производили благоприятное впечатление на окружающих.
В процессе нашего развития нас вознаграждают за один тип поведения и наказывают за другой. При этом одни «я» усиливаются, другие ослабевают. Мы хорошо учим уроки и, таким образом, развиваемся как личности. Странно думать, что в действительности личность — это система субличностей («я»), которая стирает наш изначальный психический оттиск по мере того, как она же дает нам контроль — а с ним и силу — для действий в этом мире.
Самый ранний аспект нашей личности, который начинает развиваться,— это то «я», которое контролирует прочие «я». Оно действует подобно охраннику: постоянно следит за подстерегающими опасностями и определяет, как защититься от них. Оно включает в себя родительские и социальные запреты и контролирует наше поведение, устанавливая свод правил, который, по его мнению, обеспечит нашу безопасность и принятие нас другими людьми. Это «я» решает, насколько эмоциональными нам позволено быть; следит за тем, чтобы мы не делали глупостей. Мы называем это «я» «защитником/контролером».
«Защитник/контролер» — это первичная энергетическая модель, действующая среди многих других. Например, он использует энергии рационального «я» и «ответственного родителя» для контроля над окружением. Когда большинство людей произносят слово «я», фактически это относится именно к «защитнику/контролеру». Для большинства из нас энергия «защитника/контролера» является направляющим фактором личности. Это то, что многие люди называют «эго».
Мы видим, как при развитии личности те или иные энергетические модели служат тому, чтобы наше пребывание на земле было более успешным. Проблема,

однако, заключается в том, что мы постепенно теряем изначальный психический оттиск. Это печально, поскольку такая потеря влияет на всю систему наших взаимоотношений с миром. Если мы не контактируем с первичными качествами нашей души, наше глубочайшее (и наиболее уязвимое) «я» не вовлекается во взаимоотношения. Вместо этого группа субличностей, находящаяся под наблюдением «защитника/контролера», контролирует наши чувства и поведение. Таким образом, мы всегда испытываем смутный страх, что, если бы другой человек действительно знал, какие мы «на самом деле», он немедленно отказался бы от общения с нами (хотя мы и сами не знаем, какие же мы «на самом деле»).
Отсюда видно, насколько важно знать о субличностях, которые действуют внутри нас. Без этого понимания мы в бессилии наблюдаем, как разные субличности ведут наш «психологический автомобиль», в то время как мы пассивно сидим на заднем сиденье или, хуже того, прячемся в багажнике. Очень важно узнать, что это за другие «я» и как они действуют. Это своего рода путешествие с открытиями и является настоящей эволюцией сознания.
Может показаться странным, что наш «автомобиль» ведут разные «я», причем каждое «я» требует своей очереди сесть за руль. Но так оно и есть. Мы настолько развиваем психическую «систему управления», что ко времени взрослости (а зачастую и задолго до этого) всякая связь с исходным психическим оттиском — нашей истинной сутью — оказывается утерянной. Мы больше не знаем и не чувствуем, кто мы такие. Тигры и львы давно похоронены, и мы лишь смутно ощущаем, что они жили когда-то. Периодически мы впадаем в неистовство, сами не зная почему. Легко забыть о таких взрывах, легко подумать, что «это не я был готов убить, а просто случилось какое-то помрачение».


Бывает, что тигры и львы появляются, когда функция «защитника/контролера» слабеет под воздействием алкоголя. Один тихий и спокойный человек приходил в ярость и грязно ругал свою жену, когда напивался,— и это продолжалось годами. Психотерапевт предложил жене, чтобы та записала на магнитофон голос пьяного мужа. Она так и сделала, потом прокрутила запись, когда тот протрезвел. Услышав самого себя, мужчина был потрясен — он не мог поверить, что говорил такое.
С чего начинаются похороны тигров и львов? Возьмем гипотетический случай с неким четырехлетним мальчиком по имени Кевин. Он играл на улице и вдруг вбежал в дом, потому что другой ребенок ударил его. Его мать повела себя как «защитница» и сказала: «Джонни плохой мальчик. Почему бы тебе не остаться со мной, не составить мне компанию?» Поступая так, она не помогла своему сыну справиться с подсознательной частью его психики. Скорее всего, она никогда не занималась собой в этом отношении и потому не могла поддержать естественные проявления агрессивности Кевина.
В ту ночь Кевину приснился кошмар. Он проснулся, крича, что в его комнате лев. Вошла мать и успокоила его, уверив, что никакого льва нет, что это лишь сон. Мальчик вновь уснул и вновь увидел тот же кошмар, а в результате — снова пробуждение с криком. На этот раз мать включила свет и они вместе посмотрели под кроватью и в шкафу. Таким образом, она наглядно продемонстрировала сыну, что льва не было. Этот сценарий повторился несколько раз, и в конце концов Кевин перестал видеть льва.
Что же произошло в действительности? Во-первых, Кевину не дали распорядиться своей природной агрессией. Тогда она явилась ему во сне в виде льва. Поскольку в состоянии бодрствования Кевин отрицал присутствие льва, а его мать поддержала это отрицание,— лев во сне превратился в его врага. Далее, реальность символической жизни была отвергнута. Мать Кевина никогда не умела уважительно относиться к снам, уважать эту символическую жизнь. Разве в этом случае она могла поступить иначе? Вот и получилось, что в ранней жизни Кевина «защитник/контролер» становился все сильнее и в конце концов стал направляющим агентом, делающим все, чтобы Кевин избегал агрессивных детей. Поскольку Кевин не знал, как справляться с агрессией, он или становился жертвой таких детей, или играл только с теми детьми, которые не представляли для него угрозы.
Кевин вырос и стал адвокатом, но в зале суда он всегда нервничал. Что являлось причиной такого ужаса всякий раз, когда он сталкивался с неразборчивым в средствах адвокатом другой стороны? Это был лев, шевелящийся в глубине. Но Кевин не осознавал этого, он лишь чувствовал дискомфорт, когда эта часть психики (которую его мать отрицала в себе и научила его тоже отрицать) проявлялась где-то глубоко в подсознании.
Поскольку его лев не был ему другом, Кевин чувствовал себя уязвимым и его «внутренний ребенок» чувствовал себя в опасности. Он и не знал о существовании в себе «ребенка»; он уже давно потерял с ним контакт, поскольку, в отличие от Питера Пэна, Кевин стал взрослым. Его «психологическим автомобилем» в разное время управляло напористое «я» («толкач»), всем угождающее «я», «испуганный ребенок» и «внутренний критик», который всегда был готов показать, насколько неадекватным действительности является Кевин. По ночам Кевину снилось, что он очень сильный, но то были лишь сны.
С нашей точки зрения, эволюция Кевина вполне нормальна и естественна. В нем нет осведомленное -

ти, так что его компетентное эго не может вести «автомобиль» в соответствии с правилами, которые удовлетворяли бы его истинную суть. Напротив, «машину» ведут его субличности, составившие довольно причудливую команду. Именно так и происходит с большинством из нас, прежде чем каждый почувствует свой «рык пробуждения».
Как было сказано, одним из главных результатов эволюции сознания является открытие в себе субличностей и знание того, как они действуют. Прежде чем говорить о том, как открыть эти «я» и как узнать о них, нужно изложить базовую концептуальную структуру, на которой построена эта книга. Представленный подход к исследованию наших «я» основан на такой структуре, включающей понятие сознания и круг понятий, сопутствующих ему.
Если Вам нравится эта информация, поделитесь ею в своих соц. сетях. Благодаря Вам больше людей узнает о нас, и мир станет чуточку лучше! Для этого нажмите на нужные кнопки ниже


Комментариев нет:

Отправить комментарий